Теория пассивности Шиффов: обзор PDF Печать E-mail
Автор: Шитов Е. А., Ховрачев А. П.   

В этой статье мы представляем вашему вниманию обзор основных концепций одного из трех мощных направлений трансактного анализа - школы Шиффов (школы пассивности). Свое начало данное направление берет от работы Jeque Lee Schiff, когда в 1965 году она представила результаты своей работы с молодым человеком, страдающим гебефренной формой шизофрении. Применяемый ею метод был назван Репарентинг (переродительствование), а излеченный ею молодой человек принял фамилию своей новой матери (Aaron Wolf Schiff) и вместе с ней продолжал развивать теорию пассивности в отдельном реабилитационном проекте.

СИМБИОЗ

Симбиоз - нормальное условие оральной стадии развития ребенка. Он переживается матерью и младенцем, как слияние и разделение их потребностей. Пример подобного симбиоза - мать, которая крепко спит в шумной комнате, но просыпается при малейшем беспокойстве своего малыша. Ребенок, в свою очередь, не дифференцирует ни себя, ни мать как отдельные личности, переживает себя и мать как единое целое (см. рис.1).

В процессе роста ребенок развивает собствен­ные Родительское и Взрослое Эго-состояния и постепенно начинает ощущать себя и мать как разные личности, которые самостоятельно чувствуют, думают, воспринимают этот мир, имеют свои потребности и действуют независимо друг от друга. Это стадия сепарации-индивидуации по M.Mahler. Таким образом, функции нормального симбиоза - выживание младенца в тот период, когда он реально беспомощен и зависим от матери, и развитие собственных функций контакта с реальностью (В) и обеспечения безопасности (Р).

Рис. 1. Пример нормального симбиоза, где позитивные Родитель и Взрослый матери способны обеспечивать безопасность ребенка, Родительское и Взрослое Эго-состояния которого недостаточно развиты для защиты самого себя и удовлетворения своих потребностей. Детское Эго-состояние матери активно включено в процесс коммуникации с ребенком (по типу: “Bay! Классно! Здесь ребенок, с которым можно поиграть!”).

На рисунке 2 представлена диаграмма патологических отношений, возникающих в результате нарушений в эту стадию развития ребенка. Например, это происходит в ситуации пренебрежения или безответственности матери. В этом случае с ребенком взаимодействуют негативные стороны ее Эго-состояний. Негативный Критикующий Родитель вместо позитивного контроля и обеспечения границ безопасности; гиперопекающий Питающий Родитель (Спаситель), или пренебрегающий своими обязанностями Питающий Родитель. Негативные Адаптированный и Свободный Ребенок, которые видят в новом ребенке угрозу своему существованию.

На рисунке 3 изображена еще одна модель патологии - исключение матерью собственного Детского Эго-состояния, когда мать находит в собственном ребенке замену недоступному Детскому Эго-состоянию. В этом случае нарушается процесс сепарации-индивидуации и нормального развития независимой, автономной личности. То есть, так или иначе патология бывает результатом нарушенного взаимодействия матери и ребенка, когда мать “отыгрывает” собственные психические и физические проблемы.

Нарушение симбиотической стадии развития ребенка приводит к тому, что патологические паттерны ребенок усваивает и применяет в своей жизни. Очень часто в индивидуальном сознании выживание личности остается связанным с неразрешенными аспектами нарушенных симбиотических отношений. Чтобы удовлетворить потребности, связанные с симбиотическими остатками, люди ищут симбиотические отношения в последующей жизни и действуют в большинстве таким образом, что и когда-то в первичных отношениях. Они забывают, что им уже не пять, не три и не один год, что они взрослые люди с другими возможностями и ресурсами, чем младенцы. Они искажают восприятие реальности в интересах собственной картины мира. Иные паттерны восприятия и мышления угрожают развалом привычного мира, в котором человек уже освоился и более или менее приспособился и получает удовлетворение собственных потребностей. Все, что противоречит сценарной картине мира личности, представляет угрозу для выживания и поэтому отсекается.

Процесс сохранения сценарной картины мира происходит путем искажения сигналов извне, кото­рые люди используют для поддержания устоявшихся сценарных взглядов на самих себя, других людей и окружающий мир. Шиффы называют его переопределением (redefining). Симбиоз является как первопричиной, так и следствием переопределения. Цель и мотивация поддержания симбиотических отношений - удовлетворение потребностей и выживание.

ВНУТРЕННИЙ МЕХАНИЗМ ПЕРЕОПРЕДЕЛЕНИЯ

Имеются три компонента механизма переопределения: дискаунт (обесценивание), грандиозность, нарушения мышления. Присутствие любого из этих компонентов является признаком переопределения, который является непосредственной мишенью для терапии.

Обесценивание (discounting).

Дискаунт включает преуменьшение влияния и значимости, а иногда и наличия некоторых аспектов себя, других или реальной ситуации. Личность, которая обесценивает, думает или действует так, как если бы некоторые аспекты реальности были бы менее значимы, чем это есть на самом деле, а то и вовсе отсутствовали. Значимость стимулов неосознанно преуменьшается в интересах соответствия собственной картине мира. При этом подкрепляется сценарные убеждения, проигрываются игры, усиливаются симбиотические взаимоотношения.

Обесценивание - это внутренний механизм, который внешне определяется по следующим признакам:
1. четыре вида пассивного поведения (см. ниже);
2. скрытые трансакции в играх;
3. действия в одной из позиций драматическо­го треугольника Карпмана.

Эти три фактора - внешние проявления обесценивания, они включают обесценивание, но сами по себе обесцениванием не являются.

Шиффы выделяют области, типы и уровни обесценивания.

Клиент может обесценивать в любой из трех областей: обесценивание некоторых аспектов себя, других или реальной ситуации. Более специфично можно определить, что клиент может обесценивать собственные чувства, восприятия, мысли, действия; чувства, восприятие, мысли, действия других людей; или некоторые факторы окружающей реальности.
К типам обесценивания относятся обесценивание стимула, проблемы или возможности выбора.

Уровни обесценивания включают уровень наличия (стимула, проблемы, выбора); уровень значимости (стимула, проблемы, выбора); уровень возможности изменения (изменение стимула, решение проблемы, возможности выбора); и уровень личных способностей (изменить стимул, решить проблему, выбирать).

На рисунке 4 представлена известная диаграмма матрицы обесценивания. Считается, что обесценивание по типу и уровню происходит во взаимном сочетании. Если вы обесцениваете наличие стимула (попросту игнорируете его, как, например, курильщик свой кашель, или больной стенокардией боли в сердце), то, значит, вы обесцениваете и значимость кашля (наличие проблемы), возможность действовать как-то иначе (бросить курить, например), и уж тем более личные способности изменить стимул. Или можно признавать наличие стимула (“Да вот уже три раза в больницу попадал с бронхитом”), но обесценивать его значимость и наличие проблемы (но ведь все кашляют, нет курильщика, который бы не кашлял).

Лечение обесценивания происходит в 4 этапа. Оно начинается с внешних аспектов обесценивания - определение и заострение внимания на внешних признаках (трансакции, паттерны поведения) обесценивания. Далее переходят к внутреннему механизму обесценивания - клиент определяет области, типы и уровни обесценивания. Третий шаг - понимание клиентом собственного вклада в обесценивание. Таким образом, во время всех трех этапов происходит активация Взрослого Эго-состояния, клиент осознает вещи более реалистично. Определяется цель, которая побуждает обесценивать значимые аспекты реальности. Финальный шаг - развитие необесценивающего поведение, мышления, реагирования.

Грандиозность

Грандиозность - это целенаправленное преувеличение, характеризующее собственную личность, других или ситуации. Цель этого процесса - оправдание симбиотических взаимоотношений, пассив­ного поведения. Она компенсирует чувство неадекватности и обеспечивает оправдание для пациента, который терпит неудачу, или не достигает своих целей. Мысли, которые лежат в основе грандиозности, основаны на идее: “Но я же не мог иначе” (Я окаменел от испуга. Я потерял контроль. Мне настолько больно, что я не могу думать. Я был вне себя от злости.). То есть, пациент не берет на себя ответственность за свое поведение в значимой ситуации, а описывает ситуацию как ответственную за его поведение. Это соотносится с угрозой симбиозу и, таким образом, с выживанием и удовлетворением потребностей, как отмечалось выше. Грандиозность также является оправданием для переопределения. Возможный путь для терапевтической интервенции - преувеличение грандиозности: “Как совсем, совсем не можешь?”

Нарушения мышления

Нарушения мышления принимают форму сверх-детализации или сверхобобщения, или же эти формы могут встречаться вместе. Способность сфокусироваться на специфичности или общности проблемы необходима для человека, чтобы реалистично определять проблемы или возможности. Когда люди сверхдетализируют, более общие вопросы не могут быть определены. Когда люди сверхобобщают, они имеют столь широкий взгляд на вопрос, что детали, которые могли бы реалистично определить проблемы и возможности, игнорируются.

Переопределение в терапии

Тип и уровень дискаунта является индикатором степени патологии переопределения. Количество искажений, продуцируемых грандиозностью, соотносится со степенью угрозы переживаемой личностью в ответ на стимулы, которые не соответствуют картине мира, и которые она переопределяет. Нарушения мышления соотносятся с определением проблемы и возможностей выбора и, следовательно, с возможностями личности действовать при решении проблемы. Например, Мери, девушка, страдающая габефренией, попросила поесть. Ее просили подождать, пока пища будет приготовлена. Она немедленно пришла в ярость. После инцидента она сообщила: “Я подумала, что вы хотите убить меня” (грандиозность). “Вы сказали, что я не могу есть ” (обесценивание факта, что ее попросили подождать являлось высоким уровнем патологии, так как это было обесценивание наличия стимула). “Сейчас я помню, вы сказали, чтобы я подождала, и вы покормите меня позже. Я не подумала об этом” (сверхдетализация одного факта без учета более общего контекста). Когда ее попросили подождать, это было переопределено в потенциально гомицидный ответ.

Переопределение повсеместно встречается в терапии, так как терапия угрожает сценарию личности. Например:
Терапевт: “Вы играете в игру со мной. Вы понимаете это?”
Клиент: “Я не играю. Я сижу здесь и разговариваю с вами. Вы играете в игру!”

С минимальным осознаванием вопроса, который поднимает терапевт, и причин, которые у него имеются для этого, клиент переопределяет вопрос. Если клиент успешен в этом, его переопределение отводит угрозу на терапевта, который может начать защититься от обвинения, вместо того, чтобы добиваться ответа на поставленный вопрос.

Столкновение с переопределением имеет тенденции к затяжной, непрямой дискуссии, иногда крутящейся вокруг одного и того же, и возрастающему возбуждению у терапевта и клиентов. Защищаясь, пациент может прибегать к, так называемым, переопределяющим трансакциям. Тангенциальным, когда в ответе происходит сдвиг, и клиент отвечает не на тот вопрос, который был задан:
- Вы будете работать над проблемой?
- Я уже пытался решить ее.

Или также применяются блокирующие трансакции:
- Вы волнуетесь. Успокойтесь, все нормально.
- Нисколько, просто мне надо посидеть, пока мысли в голове не придут в порядок.
Или:
- Вы делаете что-нибудь для решения проблемы?
- Да, я думаю.

Вопросы, которые могли бы привести к разрешению проблемы или избегаются, или внимание постоянно уклоняется на сопутствующие темы. Для терапевтического разрешения проблемы необходимо конфронтировать процесс таким образом, чтобы клиент осознал, что он делает, и побуждать его не делать этого.

ПАССИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

В школе Шиффов определяют, как пассивное, 4 типа поведения:
1. ничего-не-делание для решения проблемы;
2. сверхадаптация;
3. ажитация (возбуждение);
4. беспомощность или насилие.

Ничего-неделание

В ситуации, когда имеется проблема и ответом является пассивное ничего-не-делание (как противоположность - катектирование Взрослого и решение не предпринимать ничего), вся энергия направляется на притормаживание ответной реакции. Эго-состояние Ребенка наделено исполнительной властью. Процесс мотивирован попыткой сохранить симбиоз (угроза выживанию, с точки зрения Ребенка). Пациент отмечает: “Я не могу думать”. “Нет мыслей в голове”. “Я слишком огорчен, чтобы думать”. При этом пациент сохраняет осознание собственной идентичности и ощущение дискомфорта. Любой, кто вступает во взаимодействие с пассивным человеком, включается в симбиоз. Пример подобной ситуации описан в “Сказках дядюшки Римуса” - встреча дядюшки Кролика со Смоляным Чучелом. После нескольких безуспешных попыток заговорить с чучелом, дядюшка Кролик ударил его и влип в смолу. Или же классический вариант знакомый учителями в школах, когда спрошенный ученик молчит, не отвечает на поставленный вопрос и не заявляет, что материал он не знает. У многих в классе часто возникает позыв спасти его - подсказки, ответ за него, “ну что же ты молчишь, спросим еще кого-нибудь”. Лечебная тактика включает в себя твердые инструкции, что от пациента требуется активное участие во взаимодействии: “Я не буду продолжать, пока ты не ответишь на вопрос, или не откажешься отвечать на него”.

Сверхадаптация

Сверхадаптация - тип пассивного поведения, который наиболее труден для диагностики. Он также наиболее приспособлен к ситуации и очень часто подкрепляется окружением, которое заинтересовано в сверхадаптивном поведении.

Оно имеет место, в тех случаях, когда человек не определяет свои цели при разрешении проблем, а старается достичь того, что, как он считает, является целями окружения (проекция). Грандиозность проецируется на то, что, как он считает, является ожиданиями другого (“Я же не могу действовать иначе. От меня ждут того-то и того-то”). Примером такого поведения будет человек, который работает сверхурочно потому, что он считает, что этого от него ждут коллеги.

Сверхадаптация - единственный тип поведения, в котором имеет место актуальное мышление, то есть человек может думать. Пока человек сверхадаптирован он может получать информацию о своем поведении и предоставлять объективные сведения о своем поведении, о своих возможностях и способностях. При сверхадаптации трудно продолжать обесценивание, если конфронтируется пассивность, то есть это наиболее доступный для терапии поведенческий паттерн.

Ажитация

Ажитация находится на континууме пассивного поведения между сверхадаптацией и насилием. Она представлена повторяющейся нецеленаправленной деятельностью. Возбужденные люди чувствуют дискомфорт и смущение. Пациент старается защитить симбиоз от угрозы, он знает, что может решать проблемы, делая “что-то”, но чувствует неадекватность и не знает что. Твердые и спокойные Родительские инструкции “посиди и подумай об этом” или поглаживания из Родительского Эго–состояния могут привести к переключению в сверхадаптацию. Если же продолжается давление “ну, делай же что-ни-будь” - пациент, очень вероятно, станет проявлять насилие или беспомощность.

В проекте Шиффов нет данных о том, как катектировать Взрослого пациента, когда он ажитирован. Рекомендуется поддерживать сверхадаптацию для избежания перехода к насилию или беспомощности. Грандиозность в случае ажитации поддерживается верой в то, что активность продуктивна. Пример: пациент считает, что он достигает чего-то, расхаживая взад вперед по комнате. В действительности он же заводит себя, накапливая энергию.

Беспомощность или насилие

Беспомощность или насилие присутствуют в тех случаях, когда происходит освобождение энергии накопленной пассивностью. Это также последняя попытка укрепить разваливающийся симбиоз. Мышление как таковое не определяется. Пациент не принимает ответственность за поведение. Следом за освобождением энергии Взрослый пациента может быть доступен катексису. Насилие, обычно, сопровождается сдвигом в игровой позиции, тогда как беспомощность может включать его, а может и нет.

* * *

Таким образом, мы представили основные понятия, которые используются в терапевтической программе Шиффов по конфронтации пассивности. Она была разработана и продемонстрировала свою эффективность на пациентах с шизофренией, маниакально-депрессивным психозом, депрессией, истерией. То есть при расстройствах, которые выявляют выраженный пассивно-агрессивный и пассивно-зависимый компонент. В последние годы есть данные о целесообразности применение модели симбиоза и пассивности в отношении больных зависимостями, в том числе героиновой наркоманией.


Литература:
1. Mellor K., Schiff E. “Discounting”, Transactional Analysis Journal, 5:3, July 1975, p. 295.
2. Mellor K., Schiff E. “Redefining”, Transactional Analysis Journal, 5:3, July 1975, p. 303.
3. Schiff A., Schiff J. “Passivity”, Transactional Analysis Journal, 1:1, January 1971, p. 71.
4. Schiff J. “Reparenting schizophrenics”, Transactional Analysis Bulletin, 8:31, July 1969, p. 47.
5. White T “Heroin use as a passive behavior”, Transactional Analysis Journal, 29:4, October 1999, p. 273.

 

Источник:
Научно-практический журнал "Вопросы ментальной медицины и экологии", т. VIII, №2, 2002

 

Оставлять комментарии к статьям могут только зарегистрированные пользователи.


Понравились материалы сайта? Хотите получать информацию о новых статьях, тестах, событиях в мире трансактного анализа, семинарах и вебинарах? Заполните эту форму:

Ваше имя:
Ваш E-Mail:


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100