Развитие психологического анализа: от 3. Фрейда до Э. Берна PDF Печать E-mail
Автор: Потемкина О. Ф., Потемкина Е. В.   

Рассматривая проблемы формирования психологического анализа, мы исходим из представлений об анализе как способе познания. Психологический анализ есть специфический метод рационального познания, основанный на изучении продуктов психической деятельности. При изучении психологического анализа как метода познания необходима опора на логико-философские знания, на принципы материалистической логики, такие как принцип объективности, единства теории, эксперимента и практики, принцип системности и целостности, принцип развития, принцип единства сознания и деятельности и т. д.

Термин «анализ» был введен Аристотелем и связан с логическими знаниями, которые выступают как учение о словесном выражении, то есть рассуждении вообще. В логике анализ ограничивается строгими силлогистическими, то есть доказательными рассуждениями. Анализ и синтез —логические операции. Их разделение прослеживается у Лейбница, Юма и др. У И. Канта смысл термина «анализ» изменяется и становится частью его трансцендентной философии, содержащей начало рассудочного знания. Анализ толкуется как расчленение самой способности рассудка, то есть гносеологический анализ рассудочного познания. Позитивисты истолковывали аналитические истины как основанные на конвенциально устанавливаемых правилах языка, не содержащих знание о мире.

Широкое толкование понятие анализа рассматривает его через операцию разделения, разложения целого на части, систему на ее элементы, а также обоснования правомерности того или иного деления. Проблема анализа как способа познания имеет принципиальное значение. Это создало предпосылки возникновения в XX в. аналитического направления в философии — аналитической философии, а также аналитической психологии.

Без аналитического метода невозможен процесс формализации, а значит, и целый спектр познания, основанный на систематизации, когда рассматривается, как выделенные элементы не только взаимодействуют, но и координируют друг друга.

Анализ есть свойство сознания выделять, вычленять и изучать особенности взаимодействия элементов, объединяющихся в систему. Как свойство сознания оно само по себе интересно для психологии, но поскольку сознание есть психологическое явление, то его структура, функции и особенности функционирования служат объектами психологического изучения. Психологии, выделившейся из недр философии, необходимо более четко определять специфику психологического анализа. Это важнейшая научная задача, которая в той или иной степени выполняется, оказывая воздействие на гуманитарное знание и практику воспитания и обучения.

В психологии анализ — метод изучения, опирающийся на различные единицы, которые различаются по качеству и размеру. Например, анализ составляющих психических процессов восприятия или памяти, опознания или воспроизведения. Единицей психологического анализа может быть судьба человека с момента его рождения до последнего дня жизни, а также его значение для жизни следующих поколений. За единицу психологического анализа можно принимать определенный отрезок времени, например, встречу собеседников или раздумья над своей судьбой. Это может быть определенный этап в решении проблемы и т. д. При этом вычленяются определенные психологические составляющие, их происхождение, формы существования и особенности изменения.

Школа Фрейда, безусловно, сделала крупный вклад в развитие психологического анализа. Именно титанические усилия Фрейда, а затем его последователей сделали возможным создание одной из самых прогрессивных школ в психологии — школу психоанализа.

Первоначально в трактовке его основателя психоанализ являлся «одним из методов лечения нервнобольных». Обычно, когда больного начинают лечить новым для него методом, ему стараются внушить, что опасность не так велика, и уверить в успехе лечения. Фрейд считал совершенно оправданным использование такого метода, с помощью которого можно повысить шансы на успех. При лечении невротика методом психоанализа психоаналитик действует иначе. Он говорит ему о трудностях лечения, его продолжительности, усилиях и жертвах, связанных с ним. Что же касается успеха, то его нельзя гарантировать, поскольку он зависит от поведения больного, его понятливости, сговорчивости и выдержки.

Таким образом, психоанализ возник как один из методов психотерапевтического лечения больных. Г. Гринвальд во введении к сборнику «Знаменитые случаи из практики психоанализа» пишет, что поучительно и логично представлять историю психоанализа посредством описания случаев из психоаналитической практики, поскольку в них, как и во всяком искреннем произведении, отчетливо обнаруживается стремление понять человеческую природу, которое является корнем психоанализа как такового. Какие бы изящные теории не ткались психоаналитиками, истинность и ценность этих теорий основывается на результатах, полученных в консультационном кабинете.

Фрейд был неудовлетворен результатами, получаемыми в ходе лечения невроза физиологическими методами, которые практиковались врачами его времени. Он обратился за возможным решением к психологии (кстати сказать, что редко делают даже современные психиатры и психотерапевты), вследствие чего и возникли теория сознания и метод лечения его расстройств. После этого Фрейд стал рассматривать психические заболевания как результат борьбы между потребностью индивида удовлетворить свои инстинктивные желания и запрещением, налагаемым обществом на их удовлетворение. Осуждение обществом этих инстинктивных побуждений, по его мнению, было столь сильным, что индивид часто не мог себе позволить даже осознавать их и тем самым переводил их в обширную бессознательную часть психической жизни. Эту бессознательную часть психической жизни Фрейд обозначил как Оно, или бессознательное. Еще одна область — пред-сознательное — была названа Сверх-Я. Это так называемое «скрытое сознание, которое пытается контролировать Оно. Рациональная часть сознания получила название Я, которое и стремится решить непрекращающийся конфликт между Оно и Сверх-Я.

Психическое заболевание, согласно Фрейду, и есть результат неудачи стремлений Я разрешить этот конфликт. Лечение заключалось в том, чтобы попытаться довести до сознания пациента ту подчас страшную борьбу, которая неистовствовала между Оно и Сверх-Я, чтобы усилить способность Я разрешить конфликт.

Суть классического метода Фрейда заключалась в перенесении массивов бессознательного в сознание путем использования свободных ассоциаций, толкования сновидений и интерпретацией отношений между аналитиком и пациентом по мере их развития в процессе анализа. Этот метод используют и до сих пор, хотя процесс и результаты интерпретируются по-разному.

К. Абрахам — один из наиболее ранних последователей Фрейда, в большей степени изучал стадии индивидуального развития и поиски удовлетворения, а также роль фетишизма и механизмы вытеснения, как исключение из сознания чувств и мыслей, неприемлемых для разума.

Т. Райх стал первым лауреатом Почетной премии в области психоанализа, учрежденной 3. Фрейдом. Его интересы выходили за рамки медицинской практики, и он распространял идеи психоанализа на литературу, философию, право. Блестящий литературный талант Рай-ха принес ему славу писателя-психоаналитика. Р. Линднер, испытавший сильное влияние Райха, благодаря своему литературному таланту, а также опыту в работе с людьми, страдающими навязчивым стремлением к поглощению пищи, и работе с преступниками, познакомил с психоанализом многие тысячи людей. Огромную роль в распространении психоанализа сыграли ученые, создавшие свои направления, истоком которых был классический психоанализ. Это К. Юнг, А. Адлер, К. Хорни, Г. Салливен, К. Роджерс, Э. Фромм и др.

А. Адлер основал направление психоанализа, ориентированное на индивидуальную психологию, и стал известным через разработанное им понятие «комплекс неполноценности», которое вошло в широкое употребление. Адлер много сделал для развития психоанализа в США, распространяя его на область воспитания, криминологии, права и, в частности, оказал влияние на практикующих психоаналитиков Э. Фромма, К. Роджерса, К. Хорни, Г. Салливена.

Важный вывод, к которому пришел Адлер, заключается в том, что чувства, вызванные неполноценностью, неизбежно развивают стремление к превосходству. Единственной подлинной и естественной компенсацией комплекса неполноценности, считал Адлер, является не стремление к превосходству, а социальный интерес и чувство общности. Интерес Адлера состоял в понимании того, как человек организует свою жизнь, чтобы компенсировать свое чувство неполноценности.

Роджерс создал одно из самых влиятельных направлений американской психологии, а на него, в свою очередь, значительное влияние оказал О. Ранк. Это так называемая «индирективная», или «центрированная на клиенте», терапия. К. Роджерс, будучи по образованию не врачом, а психологом, внес значительный вклад в исследования природы психотерапевтического процесса и его результатов, в частности, достижение и развитие инсайта — понимание причин своих затруднений.

Салливен основной акцент в психоаналитической практике сделал на межличностных отношениях, считая, что личность нельзя отделить от межличностных ситуаций, и единственное, что поддается интерпретации, это межличностное поведение. Подлинным объектом исследования Салливен считал не индивидуума как такового, а его взаимодействие с окружающими.

К. Юнг — автор огромного числа работ, основавший в психологии собственное признанное направление, считал, что проблемы пациентов до сорока лет могут быть успешно разрешены с помощью применения техники Фрейда и Адлера, однако пациенты старше сорока нуждаются в ином подходе, поскольку страдают больше от бессмысленности и бесцельности жизни. Юнг пишет: «Мир, в котором нам довелось родиться, груб и жесток, в то же время он божественно прекрасен. Что перевешивает — смысл или бессмысленность, зависит от темперамента. Если бессмысленность, то жизнь, чем дальше, тем больше теряет всякое значение... Я льщу себя надеждой, что преобладает смысл, и что смысл выиграет эту битву».

Э. Фромма относят к реформаторам психоанализа. Он — основатель неофрейдизма, исследовавший неосознаваемые мотивы поведения социальных групп и предсказавший, что широкие массы Германии не окажут сопротивления нацистскому режиму. Первая книга Фромма — «Бегство от свободы» — стала классикой социологической мысли XX в. Его последующие работы: «Человекдля самого себя», «Революция надежды», «Искусство любить», «Анатомия человеческой деструктивности», «Иметь или быть» и др., посвященные развитию учения о социальном характере, имеют огромное значение не только для социологии, психологии, но и для всей мировой культуры.

Пожалуй, ни одна из психологических школ не вызывала столь бурного интереса, как школа психоанализа. Психоанализ оказал величайшее влияние на развитие гуманистической мысли, исходя из переживаний и боли людей, не осознающих причин своей боли и переживаний. В настоящее время психоанализ неотделим от всего комплекса наук о человеке, от общественного сознания и культуры.

К числу методов психоанализа относятся три основных: анализ свободных ассоциаций, анализ снов и толкование сновидений, анализ и толкование различного рода ошибочных действий (оговорок, описок и т. д.). Основной терапевтической задачей психоанализа являлось выявление неосознаваемой психической травмы и коррекции неосознаваемого психологического конфликта как чрезмерного столкновения либидо и вытеснения.

Психологический анализ психических явлений, по мнению Фрейда, должен раскрыть психическое явление в динамическом аспекте — как результате взаимодействия различных психических сил, топическом — определяющем его точное местонахождение и энергетическом — как результате функционирования свободной и связанной психической энергии, вовлеченной в конкретные процессы.

Подавленные желания, аффективные переживания и воспоминания о травматических событиях не исчезают, а вытесняются из сознания в бессознательное, оказывая травмирующее действие и проявляясь в виде травмирующих симптомов. Работа психоаналитика состоит в том, чтобы создать для пациента возможности изжить травматические импульсы и вернуть состояние психики к устойчивому равновесию.

Фрейд показал необходимость изучения психики во всех ее проявлениях, а не только в проявлениях сознания. «Психические процессы сами по себе бессознательны, сознательны лишь отдельные акты и стороны душевной жизни. Вспомните, что мы, наоборот, привыкли идентифицировать психическое и сознательное. Именно сознание считается у нас основной, характерной чертой психического, а психология — наукой о содержании сознания... Пока еще непонятно, по какому праву столь абстрактное положение, как „психическое есть сознательное", я считаю предрассудком, вы, может быть, также не догадываетесь, что могло привести к отрицанию бессознательного, если таковое существует, и какие преимущества давало такое отрицание. Вопрос о том, тождественно ли психическое сознательному, или же оно гораздо шире, может показаться пустой игрой слов, но смею вас заверить, что признание существования бессознательных психических процессов ведет к совершенно новой ориентации в мире и науке». Это положение Фрейд считал первым положением психоанализа.

В соответствии со вторым положением, «влечения, которые можно назвать сексуальными в узком и широком смысле слова, играют невероятно большую и до сих пор непризнанную роль в возникновении нервных и психических заболеваний. Более того, эти же сексуальные влечения участвуют в создании высших культурных, художественных и социальных ценностей человеческого духа, и их вклад нельзя недооценивать... Мы считаем, что культура была создана под влиянием жизненной необходимости за счет удовлетворения влечений, и она по большей части постоянно воссоздается благодаря тому, что отдельная личность, вступая в человеческое общество, снова жертвует удовлетворением своих влечений в пользу общества».

В заключение своих лекций по психоанализу Фрейд сказал, что «психоанализ не способен создать свое особое мировоззрение. Ему и не нужно это, он является частью науки и может примкнуть к научному мировоззрению. Учение психоанализа еще несовершенно, не претендует на законченность и систематичность. Научное мышление очень молодо и многие проблемы еще не может решить. Мировоззрение, основанное на науке, кроме утверждения реальности внешнего мира, имеет существенные черты отрицания, как, например, ограничение истиной, отказ от иллюзий. Кто из наших современников недоволен этим положением вещей, кто требует для своего успокоения на данный момент большего, пусть приобретает его, где найдет. Мы на него не обидимся, не сможем ему помочь, но не станем из-за него менять свой образ мыслей».

С тех пор прошло много десятилетий, и Э. Фромм выражается более определенно о состоянии души современного человека. Он пишет, что с началом промышленного прогресса, замены энергии животного и человека механической, а затем ядерной энергией до замены человеческого разума электронной машиной мы чувствовали, что находимся на пути к неограниченному производству и, следовательно, к неограниченному потреблению; что техника сделала нас всемогущими, а наука — всезнающими. Мы были на пути к тому, чтобы стать богами, высшими существами, способными создать второй мир, используя мир природы лишь в качестве строительного материала для своего нового творения.

Фромм считает, что мужчины и все в большей и большей степени женщины испытывали новое чувство свободы... Нужно наглядно представить себе всю грандиозность Больших Надежд, поразительные материальные и духовные достижения индустриального века, чтобы понять, какую травму наносит людям в наши дни сознание того, что эти Большие Надежды не оправдались. Ибо индустриальный век действительно не сумел выполнить свои Великие Обещания, и все большее число людей начинают осознавать, что:

• неограниченное удовлетворение всех желаний не способствует благоденствию, оно не может быть путем к счастью или даже получению максимума удовольствия. Мечте о том, чтобы быть независимыми хозяевами собственных жизней, пришел конец, когда мы начали сознавать, что стали винтиками бюрократической машины и нашими мыслями, чувствами и вкусами манипулируют правительство, индустрия и находящиеся под их контролем средства массовой информации. Экономический прогресс коснулся лишь ограниченного числа богатых наций, пропасть между богатыми и бедными нациями все более и более увеличивается;

• сам технический прогресс создал опасность для окружающей среды и угрозу ядерной войны, каждая из которых в отдельности — или обе вместе — способны уничтожить всю цивилизацию и, возможно, вообще жизнь на Земле. Но все больше людей, живущих на планете Земля, осознают свое место в мире, и есть надежда, что сознание и разум восторжествуют над агрессивным иррациональным, и психоанализ способствует этому.

Возникновение трансактного анализа связано с американским психотерапевтом психоаналитического направления Эриком Берном. Впервые о трансактном анализе узнали из двух книг «Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений» и «Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы».

Сущность трансактного анализа состоит в том, что за единицу анализа принимаются не элементарные психические явления, такие как ощущение, восприятие и т. д., не элементы бессознательного, а трансакты — разнообразные акты человеческого общения.

Из разнообразия актов общения были выявлены три основные подструктуры психики, обозначенные очень конкретно: «Ребенок», «Родитель», «Взрослый». Это стало чрезвычайно важным открытием, о котором сам Э. Берн писал, что человек в социальной группе в каждый момент времени обнаруживает одно из состояний Я: Родителя, Взрослого или Ребенка. Люди с разной степенью готовности могут переходить из одного состояния в другое.

Анализ высказываний привел к важным диагностическим выводам. Многие высказывания людей можно отнести к соответствующим состояниям. Например, есть рассуждения, сходные с рассуждениями одного из родителей (или того, кто его заменял). В этом случае человек использует в общении те же позы, жесты, слова, испытывает чувства, близкие к тем, которые он замечал у родителей. В этом случае психоаналитик отмечает: «Вы сейчас рассуждаете так же, как обычно рассуждал один из ваших родителей». Слова «Это Ваш взрослый» означают: « Вы только что самостоятельно и объективно оценили ситуацию и теперь в непредвзятой манере излагаете ход ваших размышлений, формулируете свои проблемы и выводы, к которым вы пришли». Выражение «Это Ваш Ребенок» означает: « Вы реагируете так же и с той же целью, как это сделал бы маленький ребенок».

Трансактный анализ исходит из трех основных положений:

1) У каждого человека были родители (или те, кто их заменял), и он хранит в себе набор состояний Я, повторяющих состояния Я его родителей (как он их воспринимал). Эти родительские состояния Я при некоторых обстоятельствах начинают активизироваться. Иначе говоря, «каждый носит в себе Родителя».

2) Все люди (не исключая детей) способны на объективную переработку информации при условии, что активизированы соответствующие состояния Я, то есть в каждом человеке есть Взрослый.

3) Любой человек был раньше моложе, чем сейчас, поэтому он несет в себе впечатления прежних лет, которые при определенных условиях могут активизироваться. Можно сказать, что «каждый таит в себе маленького мальчика или девочку».

Каждое из состояний нашего Я, в свою очередь, проявляется теми или иными способами, например, активное или пассивное, естественное или приспособленное и т. д. Каждое из состояний имеет то или иное значение в жизни человека.

Кроме того, к ключевым понятиям трансактного анализа относят трансакции как единицы общения, трансактные стимулы — проявление осведомленности присутствия субъектов общения, а также транс-актные реакции в ответ на стимулы.

Ситуации общения структурируются в разнообразные схемы, включающие социальный и психологический уровни, а также различные виды трансакций, среди которых бывают скрытые, пересекающиеся и т. д. Серии следующих друг за другом скрытых дополнительных трансакций с четко определенным и предсказуемым исходом Берн обозначил термином «игра». Помимо игр выявляются «процедуры», «ритуалы» и «времяпрепровождения». Но игра, в отличие от них, имеет два компонента: скрытые мотивы и наличие выигрыша. Берн считает, что «процедуры» бывают успешными, «ритуалы» — эффективными, а «времяпрепровождение» — выгодным.

Игры, в которые играют люди, имеют множество видов. Они связаны со сценариями, а сценарии часто определяют судьбу. Игры могут быть между двумя или несколькими людьми, связанными семейными узами, а могут отличаться социальным масштабом, например, войны. Сюда же мы можем отнести и крупномасштабные общественные преобразования, такие как революции, перевороты, избирательные кампании и т. д.

Берн рассматривает тезаурус игр, среди которых имеют место «супружеские игры», «игры преступного мира», «игры на всю жизнь» и т. д. Каждая из игр имеет свое название, например: «Гость-растяпа», «Загнанная домохозяйка», «Изъян», «Они будут счастливы, что знали меня» и т. д. Анализ игровых ситуаций, способы предсказания развязок игр и сущность выигрыша предоставляют психологу мощный инструмент для практической работы.

Развитие личности Берн представляет как непрерывность, содержащую единственное состояние Я, которое все время изменяется под влиянием нарушения или адаптации. Существует естественный ритм психологических периодов, характеризующихся подъемами активности, которые вклиниваются в периоды относительного покоя. В обычное время психика подвергается в течение дня постоянным воздействиям, внутренним и внешним, которые не могут быть все ассимилированы сразу же. Ассимиляция осуществляется во сне. С полным правом можно рассматривать день как единицу измерения Я.

Можно проиллюстрировать генезис патологической личности с помощью простой метафоры, сравнивая опыт каждого дня, то есть каждой единицы Я, с монетой, которая выходит необработанной из-под матрицы и полируется в течение ночи. В идеале жизнь, исключающая травматизмы, представляла бы собой стопку монет, каждая из которых имеет оттиск одной личности; все монеты обработаны таким образом, что стопка получается ровная, плотная и устойчивая. Травмированное состояние Я, как испорченная монета, искривит всю стопку, даже если все остальные монеты обработаны по правилам. Если травмы носят одинаковый характер и повторяются с какой-то последовательностью, вся стопка будет наклоняться в одну сторону, пока не обрушится. Если травматизм носит разнообразный характер, стопка будет наклоняться то влево, то вправо и держаться вертикально очень неустойчиво.

По мнению Берна, человек счастлив, когда важнейшие аспекты Родителя, Взрослого и Ребенка согласуются друг с другом.

Современная психология и психотерапия достигли такого уровня, что кроме сложных научных текстов, сугубо специальных, которые пишутся для специалистов, все больше создается работ, которые могут быть прочитаны широким кругом людей. Работы специалистов все более и более превращаются в достояние массового сознания, поскольку уже многие ученые могут излагать сложнейший материал на доступном языке. Например, американская исследовательница и психолог-консультант Л. Кэмерон-Бэндлер пишет в книге под названием «С тех пор они жили счастливо», что предлагаемый набор возможностей — «терапевтическое руководство, которое каждый может использовать для решения проблем и для того, чтобы сделать свою жизнь все более похожей на то, чем бы хотелось ее видеть». И судя по этой книге — это не пустая декларация в целях рекламы, а свидетельство, с одной стороны, успеха науки о человеке и, с другой — огромного опыта работы автора и таланта в его изложении.

Издаются и переиздаются множество книг с названиями, внушающими оптимизм: «Из лягушек в принцы» Дж. Гриндера и Р. Бэндлера, «Рожденные выигрывать» М. Джеймса и Д. Джонгвард, «Лечение самогипнозом» Л. Лекрона, «Возвращение к здоровью. Новый взгляд на тяжелые болезни» К. и С. Саймонтонов, «Опыт преодоления кризисов жизни» Г. Мира и др. Изобилие такого рода литературы — свидетельство возможностей практической психологии и психотерапии оказывать влияние на состояние людей, формировать позитивное отношение к жизни, к себе и к людям, читая определенные тексты.

Действительно, многие современные технологии психотерапевтического воздействия становятся достоянием практики широкого масштаба, уже не знающей границ, как географических, так и профессиональных. И тем заманчивей провести научный анализ современных психотерапевтических технологий, найти в них общее и различное, выявить существенные особенности каждого из методов.

Мы попытаемся осуществить такого рода анализ, исходя из представлений о структуре и состоянии сознания, а также способах адаптации человека к жизнедеятельности, поскольку серьезные нарушения в процессе адаптации и состоянии сознания и приводят людей на консультации к психологам и психотерапевтам. Собственно причины всех обращений к психологам-консультантам можно свести к нескольким (на них указывают сами клиенты): 1) неудовлетворенность своим состоянием; 2) неудовлетворенность состоянием своих близких; 3) неудовлетворенность взаимоотношениями с людьми.

Психологи и психотерапевты в основном занимаются оказанием помощи именно в этих трех направлениях. Мы же рассмотрим специфические особенности некоторых способов воздействия при оказании психологической помощи людям.

Общим лозунгом для всех психотерапевтических технологий является призыв быть самим собой. Ведь каждое человеческое существо появляется на свет как нечто новое, еще никогда не существовавшее до сих пор. Каждый рождается способным выигрывать в жизни. Каждая личность по-своему видит, слышит, осязает, изучает и думает. Каждый имеет свои индивидуальные возможности — способности и ограничения. Каждый может быть значительным, думающим, осознающим и творческим человеком — продуктивной личностью, выигрывающим.

Слова «Выигрывающий» и «Проигрывающий» имеют много значений. Когда мы говорим о личности-победителе, мы имеем в виду не того, кто заставляет кого-то проигрывать. Для нас Выигрывающий — это тот, кто аутентично (подлинно) реагирует на все как личность и как член общества, проявляя доверие, заботу, ответственность и искренность. Проигрывающий — это тот, кому не удается быть аутентичным (быть самим собой).

Проигрывающие редко живут в настоящем, вместо этого они уничтожают настоящее, сосредотачиваясь на воспоминаниях о прошлом или на ожиданиях будущего. Тоскуя по прошлому, Проигрывающие или цепляются за то, как «могли бы» произойти те или иные события, или оплакивают свою несчастную судьбу. Проигрывающие жалеют себя и перекладывают ответственность за свою неудовлетворительную жизнь на других. Обвинение других и оправдание себя является частой ролью Проигрывающих.

Можно ли перестроиться, изменить психологию, стать не «Проигрывающим», а «Выигрывающим»? Возможно ли положение, чтобы Победителями стали все? Исходя из многочисленных приемов и методов работы современных психологов, на этот вопрос можно дать утвердительный ответ. Практическая работа по обучению позитивному мировосприятию также показала, что это возможно, однако у каждого к победе будет свой путь.

Психоаналитическая школа — одна из самых жизнеспособных. Психоанализ внес огромный вклад в развитие психологической науки и оказывает мощное влияние на развитие мировой культуры и по сей день. Работы исследователей психоаналитической школы бесценны. Каждое поколение ученых будет все глубже постигать психические явления, обращаясь к классическому и современному наследию психоаналитиков.

 

Источник:
Потемкина О.Ф., Потемкина Е.В. Психологический анализ рисунка и текста. Изд. Речь, 2006 г.

 

Оставлять комментарии к статьям могут только зарегистрированные пользователи.


Понравились материалы сайта? Хотите получать информацию о новых статьях, тестах, событиях в мире трансактного анализа, семинарах и вебинарах? Заполните эту форму:

Ваше имя:
Ваш E-Mail:


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100